Свиноводство окончательно освобождается от госсобственности

Почему обанкротилось одно из крупных предприятий отрасли

НОВОСТИ ДНЯ В АПК – ЗА 5 МИНУТ

Процесс банкротства одного из крупнейших производителей свинины в России – АО «Пермский свинокомплекс» подходит к финалу. В отношении предприятия, 100% акций которого находятся в собственности региона, открыто конкурсное производство. Комплекс спасали на протяжении семи лет. Были мнения о преднамеренном банкротстве. Эксперт Agrotrend.ru считает, что с рынка уходит последнее свиноводческое предприятие, находившееся в государственной собственности и по этой причине оказавшееся неэффективным.

Накануне Арбитражный суд опубликовал полный текст определения о банкротстве «Пермского свинокомплекса», сообщили СМИ. Само решение было вынесено 20 апреля. Судя по данным сайта суда, иски к предприятию продолжают поступать и теперь учитываются конкурсным управляющим.

Это предприятия оставалось государственным в единственном виде, которое никак не могло перейти частному инвесторы и зажить своей жизнью, говорит генеральный директор Национального Союза свиноводов Юрий Ковалев. Не была вовремя проведена модернизация, на предприятии нет современных технологий. «Там вовремя не была проведена приватизация, это главная причина», – добавил он.

Теперь важно с минимальными потерями для сотрудников предприятия пройти процесс банкротства. С точки зрения обеспечения региона доступной свининой никаких потерь нет, отмечает представитель отрасли.

Предприятие в среднем производило около 13 тыс. тонн свинины в год, около 50% всех объемов производства свинины в крае. Оно задолжало 48 кредиторам 418,4 млн рублей. По мнению Арбитражного суда Пермского края, восстановить свою платежеспособность в течение ближайших 18 месяцев предприятие уже не сможет.

Проблемы стали нарастать 2015 года, когда комплекс арендовало ООО «Свинокомплекс „Пермский“», подконтрольное группе «Синергия». В 2016 году «Газпром Межрегионгаз Пермь», Федеральная налоговая служба России, «Россельхозбанк» и ряд коммерческих структур подали заявление о банкротстве предприятия. Общая сумма долгов составила более 500 млн рублей. Сотрудники предприятия обращались к президенту с просьбой восстановить работу предприятия. В 2017 году договор с арендатором власти расторгли. После чего последний стал банкротом. Но комплекс это не спасло.

В 2018 году временный управляющий предприятия пришел к выводу о наличии признаков преднамеренного банкротства. В заключении говорилось, что в течение 2016—2017 годов основная часть продукции была реализована через аффилированные компании ООО ТД «Синергия», ООО ТЗК «Синергия», ООО «Свинокомплекс Ударный». Расчеты проводились, минуя счет должника в банке, создавалась ситуация отсутствия денежных средств на расчетном счете.

В августе 2021 года поголовье свиней продали на торгах ООО «Уралагро». Как сообщала газета «Коммерсант», компания намерена продолжать производство товарной свинины на площадке АО «Пермский свинокомплекс». Ситуация с зарплатами сотрудников и откормом животных на предприятии якобы нормализовалась. Однако все закончилось банкротством. Теперь временным управляющим были сделаны выводы об отсутствии признаков преднамеренного банкротства.

Впрочем, «Пермский свинокомплекс» своей судьбе не одинок. Были и другие банкротства частных предприятий.

В Алтайском крае в 2018 году обанкротился свинокомплекс «Алтаймясопром». Его активы купила компания «Митпром», которая ранее арендовала имущество свинокомплекса. В 2019 году обанкротилось предприятия «Кузбассмясопром» в Кемеровской области. В 2020 году обанкротился свиноводческий комплекс «Пулковский» в Ленобласти. В том же году В Курской области признана банкротом агрофирма «Любимовская». В апреле этого года банкротом признали свиноводческое хозяйство ООО «Реут».

В силу разных причин – неправильного технологического или финансового менеджмента, предприятия, как построенные с нуля, так и прошедшие модернизацию не выдержали конкуренцию, поясняет Ковалев. «Сейчас главный риск – это перенасыщение рынка.

В условиях, когда высока себестоимость продукции и низкая цена продукции, даже тем, кто сильны непросто, тем более такому технологически слабому предприятию, как «Пермский», – замечает он.