Мир сжигает зерно в автомобильном топливе

Глубокая переработка обостряет проблему голода, считает эксперт Евгений Круглов

НОВОСТИ ДНЯ В АПК – ЗА 5 МИНУТ

Тема мировой продовольственной безопасности в последнее время приобрела остро политический, конфронтационный характер взаимных обвинений. При этом мало времени уделяется конкретным шагам по преодолению кризиса.

По оценке ООН, в 2021 году от голода страдали до 828 млн человек. С начала пандемии COVID-19 в 2020-м цифра выросла сразу на 150 млн. В 2022-м количество голодающих может сократиться до 750 млн. Из них, оценочно, более 13 млн будут жить впроголодь в результате конфликта вокруг Украины. Несмотря на заметное улучшение ситуации год к году, глобальная цель устойчивого развития ООН – полная ликвидация голода на планете к 2030 году – все больше похожа на фантазию.

Непаханое поле

Между тем, резервы для наращивания сельхозпроизводства в мире есть. В США площадь консервационных, неиспользуемых сельхозземель составляет 9,3 млн га. За годы «простоя» в них нормализовано плодородие, и они могут безболезненно вводиться в сельхозоборот. В Европейском Союзе не возделываются еще более впечатляющие по объему земли – 15 млн га.

Даже если засеять четверть этих законсервированных территорий пшеницей, то, по самым скромным оценкам, мировой валовой сбор этой культуры может прирасти более чем на 20 млн тонн. Их хватило бы, например, чтобы закрыть совокупные годовые потребности по хлебу сразу трех крупных стран: Бангладеш, Нигерии и Эфиопии, а это почти полмиллиарда человек!  

Еду – в топку

Ввести землю в оборот и грамотно ей распорядиться удается не всем. Особой «изобретательностью» в этом вопросе отличается Евросоюз, который ежедневно «сжигает» до 15 млн буханок хлеба, за сутки перерабатывая 10 тыс. т пшеницы в биотопливо. Еще шире в мире распространена практика глубокой переработки кукурузы. Здесь лидируют США, по сравнению с которыми европейцев иначе как дилетантами не назовешь. Около трети (!) всей производимой за год кукурузы эта страна в прямом смысле слова сливает в бензоколонки. Что, ни много, ни мало, составляет примерно 100 млн тонн фуража. Интересная арифметика: среднестатистическая свинья с момента рождения и до убоя потребляет около 250 кг кукурузы. Поэтому нетрудно рассчитать колоссальные объемы «недопроизведенного» мяса. Лоббисты уповают на возобновляемость биотоплива в отличие от традиционных углеводородов, однако независимые исследования бросают тень на экологичность такой практики. Внесение удобрений, вспашка земель, их обработка и прочие операции – все это оставляет серьезный след на окружающей среде.

Производство этанола в мире в 2020 году

Это изображение имеет пустой атрибут alt

Источник: Ассоциация возобновляемых энергоресурсов США (источниками биотоплива могут быть большинство зерновых; под этанолом не подразумевается биодизель)

Истина рядом

Отмечу, что существует и сугубо позитивный эффект развития биотопливной отрасли. Аграрии получают расширенный рынок сбыта своего зерна, при этом глубокая переработка менее требовательна к ряду качественных показателей продукции (влажности, количеству битых зерен и др.) по сравнению с реализацией по линии продовольственного экспорта. И потом, в данном случае аграрии часто имеют возможность продавать продукцию «с поля», не тратясь на сушку, хранение и другую подработку зерна.

Дополнительные доходы сельхозпроизводителей способствуют развитию отрасли в целом. В тех же США за 17 лет действия «мандата» (законодательное требование использовать биоэтанол при производстве бензина введено в 2005 году) посевные площади под кукурузу выросли на 4-6 млн га, а к 2020 году было создано более 60 тыс. рабочих мест. Вклад сектора переработки в ВВП страны превысил $34 млрд.

Есть реальные пути разрешения проблемы мирового голода. Вовлечение даже малой доли неиспользованных, законсервированных сельскохозяйственных земель в крупнейших западных странах-производителях зерна может дополнить мировой баланс минимум 20 млн т пшеницы в год. Небольшое сокращение производства биотоплива также позволит значительно увеличить на глобальном рынке доступность фуража, хотя и нанесет некоторый урон сельхозпроизводителям. В любом случае, баланс экономических интересов сельхозпроизводителей, переработчиков и обеспечения продовольственной безопасности может и должен быть найден. Важно помнить, что решение задачи лежит в плоскости конкретных политических решений, а не красивых слоганов, взаимных обвинений и перекладывания ответственности за сложившуюся ситуацию друг на друга.

Статья является личным и независимым мнением автора на основании более чем пятилетнего опыта работы в аграрной сфере