Д. Рылько: «Пшеница продается с дисконтом $20-25/т»

В России может остаться 14 млн т излишков урожая, не исключает ИКАР

НОВОСТИ ДНЯ В АПК – ЗА 5 МИНУТ

Экспортный потенциал России в этом сельскохозяйственном году (с 1 июля 2022 по 30 июня 2023 года) может превысить 60 млн тонн зерновых. Но вывезти столько не удастся, считает генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько. С чем связаны сложности сезона, эксперт рассказал в блиц-интервью Agrotrend.ru.

– Каков ваш актуальный прогноз по экспорту зерна в 2022/23 сельскохозяйственном году?

– На сегодня у нас есть прогноз экспортного потенциала по зерну – около 62 млн тонн, в том числе по пшенице – 47,5 млн тонн. Но, скорее всего, ни тот, ни другой показатели не будут достигнуты.

– Почему?

– В основном причины связаны с неформальными санкциями со стороны наших контрагентов и с общей обстановкой на рынках. Плюс сложная транспортная логистика.

– Сколько в итоге сможем экспортировать?

– По минимальному сценарию ИКАР, пшеницы будет экспортировано 37,5 млн тонн, а общий прогноз по экспорту зерновых – 48 млн тонн. Это, подчеркну, условно-минимальный сценарий. Условно-оптимистичный сценарий – 42 млн тонн пшеницы и 52 млн тонн всех зерновых. Сценариев в этом году, как видите, много, и это отражает общую неопределенность на рынках.

– То есть разница между потенциалом экспорта и его реальным объемом может быть до 14 млн тонн. А как стимулировать экспорт? Звучат предложения отмены пошлины. 

– В некоторой степени это облегчит ситуацию на рынке, но решающего эффекта теперь уже не даст. В том числе потому, что пошлины сейчас снизились. Но, безусловно, стоит подумать об их модификации.

– Например, заменить квотами, как предлагают в Российском Зерновом союзе?

– Это один из вариантов, который имеет смысл внимательно рассмотреть. Хотя сейчас на полную отмену пошлин правительство вряд ли пойдет. Но можно поднять планку отсечения при расчете пошлины. Ведь когда она вводилась, предполагалось, что пошлина будет снимать экстремальные уровни цен на внутреннем рынке. А в нынешнем сезоне получилось, что с учетом слабого экспорта и резко выросших затрат закупочная цена уже «царапает» себестоимость в основных зернопроизводящих регионах. В прошлом году основная группа наших животноводов покупала фураж по 16-18 руб./кг «на воротах» комбикормового завода, а сейчас – по 10 руб./кг , максимум – по 11 руб. А тут еще надвигается вполне себе грандиозный урожай кукурузы и рекордное предложение шротов…

– А девальвация рубля могла бы помочь экспорту?

– Да, и экспорту, и внутренним ценам могла бы помочь. Но, во-первых, следует учитывать, что при нынешнем механизме взимания пошлин на падении рубля внутренний рынок все равно много не заработает. Во-вторых, этот фактор вне наших возможностей – в отличие от изменения режима пошлин, мы не можем просить правительство или ЦБ провести девальвацию.

– Поставки российского зерна на мировой рынок идут с дисконтом. Каков он, по вашим оценкам?

– Сейчас дисконт нашей пшенице, например, к румынской составляет $20-25 с тонны.

– Если Россия не может реализовать экспортный потенциал, то что делать с излишками? Переработать, закупить в интервенционный фонд?

– Переработать – нереалистичный вариант, потому что потом полученное все равно нужно будет куда-то реализовывать. Но это будет уже, во-первых, продукция с небольшим сроком хранения. Во-вторых, экспортировать переработанную продукцию гораздо сложнее, чем commodities. А в тех объёмах, в которых это нужно сделать, это просто невозможно. Лучше, конечно, излишки как-то держать в запасах. Часть можно перевести в интервенционный фонд, но этого мало: его объем в календарном 2022 году вряд ли превысит 3 млн тонн. Поэтому хорошо было бы, чтобы государство частично разделило с аграриями бремя хранения. Например, частично просубсидировало хранение или запустило специальную программу по выдаче банками субсидируемых кредитов под залог зерна. Это был бы неплохой инструмент финансирования оборотного капитала плюс хорошее дополнение к интервенционным закупкам.

– А мощностей для хранения хватит?

– Безусловно, есть вопросы. Причем ситуация в ближайшее время лучше не станет. Ко всему прочему, надвигается, вероятно, рекордный урожай кукурузы. И, возможно, также рекордный сбор всех четырех ключевых масличных: подсолнечника, сои, рапса и льна.