К. Боломатова, ОЗК: «Скрытые санкции – главная проблема»

Экспорт зерна не превысит 54 млн тонн, считают в госкомпании

НОВОСТИ ДНЯ В АПК – ЗА 5 МИНУТ

Заместитель гендиректора Объединенной зерновой компании (группа OZK) Ксения Боломатова – о том, как проработал первые 5 месяцев новый фьючерс на пшеницу, какие еще страны будут покупать наше зерно, сколько судов нужно для ликвидации дефицита сухогрузов и где их взять.

– 31 августа прошлого года компания запустила на Мосбирже торги расчетным фьючерсным контрактом на биржевой индекс российской пшеницы. Как вы оцениваете первые итоги?

– Напомню, что на Московской бирже торгуется не только расчетный фьючерсный контракт, но и маржируемые опционы на него. Качество, репрезентативность и прозрачность биржевого индекса подтвердил Банк России.

Запуску торгов предшествовала большая подготовка. В августе 2021 года на площадке Национальной товарной биржи [часть группы Мосбиржи – Agrotrend.ru] мы дали старт товарным аукционам по закупке пшеницы на одном из главных экспортных базисов – СРТ Новороссийск.

Сейчас товарные аукционы позволяют формировать справедливую цену и обеспечивают сельхозпроизводителям гарантированный сбыт. При этом не допускается внешнее вмешательство в ценообразование, в том числе со стороны покупателя, а также нивелируется влияние человеческого фактора.

– Какие объемы зерна прошли через торги?

– Всего с начала торгов и по состоянию на 16 января компанией закуплено почти 1,7 млн тонн пшеницы на сумму свыше 27 млрд рублей.

– Что еще, на ваш взгляд, получили участники рынка от запуска фьючерса?

– Поскольку фьючерс беспоставочный, с привязкой по цене исполнения контракта к биржевому индексу, он не требует физической поставки товара. Нет ни логистических, ни инфраструктурных ограничений, не требуется системы оценки качества зерна. Механизм предусматривает только денежные расчеты в виде разницы между ценой контракта и значением биржевого индекса на дату его исполнения. Таким образом, сельхозпроизводители, мукомолы, переработчики зерна и экспортеры получили инструмент хеджирования, возможность страховаться от ценовых колебаний мирового рынка.

– Сколько покупателей зерна на аукционах?

– На данный момент к торгам допущено более 170 участников-продавцов. При этом Группа OZK сегодня осуществляет закупки в интересах «Деметра Трейдинг» и «Дейлсфорт Мерчант».

– А есть ли инфраструктура для наращивания поставок?

– Конечно, для существенного увеличения закупок необходимо развитие железнодорожной инфраструктуры. Для загрузки на текущих и планируемых к вводу мощностях НКХП ведем ее реконструкцию в парке «Верхний». Задача – переформатировать систему маршрутных отправок и обеспечить разгрузку составов на предприятии целиком, исключив накопление и отстой. Это позволит сразу нарастить приемку на 4 млн тонн в год с текущих 3,3 млн тонн. Также увеличится экспортная перевалка зерна из центральных регионов, ранее не имевших возможности быстро и в требуемом объеме доставить излишки в порт. Планируется, что комбинат сможет принимать маршрутные отправки к концу 2023 года.

– За счет каких стран можно увеличить спрос на российское зерно?

– Египет, Турция и Иран, являющиеся крупнейшими традиционными импортерами российской пшеницы, продолжают закупать большие объемы. В сезоне-2022/23 к ним активно присоединились Саудовская Аравия, Алжир и Ливия. Кроме того, ожидаем роста поставок в направлении Пакистана и Бангладеш.

– Каким, по оценке компании, будет экспорт зерна в этом сельхозгоду (2022/23)?

– Если исходить из балансов спроса и предложения, то при рекордном сборе зерна в России (153,8 млн тонн в чистом весе, в том числе 104,4 млн тонн пшеницы) экспортный потенциал составляет не менее 63 млн тонн. Однако из-за низких темпов отгрузок в начале сезона мы прогнозируем, что по итогам сельхозгода экспорт составит 53-54 млн тонн, в том числе 43-44 млн тонн пшеницы.

– За счет чего можем нарастить экспорт?

– Наши ключевые партнеры – страны Ближнего Востока и Африки – постепенно адаптируются к скрытому санкционному давлению. Мы не только готовы нарастить туда поставки, но и заместить выпадающие объемы. Добавлю, что одним из приоритетов Группы OZK является исключение международных трейдеров из наших цепочек поставок. Это снизит затраты конечного покупателя и сделает российское зерно более конкурентоспособным. В 2022 году мы, например, провели на выставке Saudi Agriculture встречи с международными импортерами зерна и представителями органов власти Саудовской Аравии, компаниями из ОАЭ, Египта, Катара, где обсудили прямые поставки нашей пшеницы на эти рынки. Почувствовали встречный интерес, и обязательно продолжим эту работу.

– Какие препятствия для экспорта сейчас самые значимые?

– Ключевое препятствие – скрытые санкции. Несмотря на декларируемое отсутствие запретов на поставки, экспортеры испытывают трудности с финансовой логистикой, с платежами за зерно, с доступом к торговому финансированию. Значительные барьеры возникают при фрахтовании судов и страховании грузов.

Пока вопрос доставки решается при поддержке партнеров из дружественных стран, но дефицит сухогрузов все равно есть. Чтобы снять зависимость от судов иностранных партнеров, Минсельхоз России, Минпромторг России, АО «Объединенная судостроительная корпорация» и АО «Росагролизинг» совместно с нами и другими крупнейшими российскими экспортерами зерна разрабатывают программы строительства судов, а также меры господдержки создания флота.

– А сколько судов и какой мощности нужно построить или купить, чтобы не было нехватки сухогрузов?

– Одной только нашей компании требуется порядка 19 судов дедвейтом 40-60 тыс. тонн. Потребность всей отрасли значительно выше. На первом этапе Группа OZK планирует до 2025 года приобрести 5 сухогрузов на международном вторичном рынке, а также заказать строительство 14 балкеров у российских судостроительных компаний.