«Мы перестали совпадать с мировой ценой»

Роман Костюк – о том, чем опасен рост импорта говядины

НОВОСТИ ДНЯ В АПК – ЗА 5 МИНУТ

Из-за беспошлинного допуска в страну импортной замороженной говядины (в 2022 году разрешено привезти 200 тыс. тонн) уже два месяца подряд снижаются внутренние отпускные цены, что поставило отрасль перед угрозой массовых забоев скота с дальнейшим сокращением производства говядины, публично заявили в июне ее производители. В интервью Agrotrend.ru ситуацию разъясняет гендиректор Национального союза производителей говядины Роман Костюк.

– Почему зарубежный продукт дешевле, и откуда он поступает?

– Причина в курсе иностранной валюты. При долларе от 70 рублей и выше цены на нашу говядину были сбалансированы с мировыми. При падении курса ниже 60 рублей за доллар внутренняя цена становится неконкурентоспособно высокой, а внешняя – слишком низкой.  С момента падения доллара до 50+ рублей наша себестоимость, по сути, увеличилась на соответствующую величину по отношению к доллару.

– Каков сейчас уровень цен?

– В туше быка больше десяти отрубов с различной стоимостью, плюс цены зависят от региона. В результате отпускная цена на говядину может колебаться между 280 и 380 рублями за килограмм в зависимости от отруба и в разных точках страны. Закупочная цена импорта – примерно $3-$3,5 за килограмм (все цифры – живой вес). При курсе от 70 до 80 рублей за доллар мы совпадали с мировой ценой и, чем выше был доллар, тем цена давала нам больше рублей. После того, как курс ушел ниже 60 рублей за доллар, закупочная цена уже ничего не покрывает.

– А почему нашу говядину стали реже покупать за рубежом? Раньше Россия импортировала ее, а часть отечественной шла на экспорт.

– Мы завозим в основном замороженную говядину, а экспортируем дорогие и, как правило, охлажденные куски. Цена экспорта обеспечивала производителю выручку выше, чем внутри страны. Сейчас никто за рубежом не отказывается от нашей говядины.  Это российские поставщики потеряли интерес к экспортным продажам – ведь нет больше прежней цены в пересчете в рубли. Продаем, как и ранее, за доллары, но при переводе выручки в рубли выигрыша уже не имеем.

– По данным Росстата, с января по середину июня розничные цены на говядину выросли почти на 14%. При этом свинина подорожала только на 1,1%, баранина – на 7,7%, куры – на 2,3%. В чем причина разницы в темпах?

– Говядина дорожает в связи с дефицитом текущего предложения. Мы закрываем внутренним производством только 80% рынка. Возник переломный момент. В конце прошлого года правительство для стабилизации потребительских цен приняло решение о беспошлинном завозе около 200 тыс. тонн бразильской говядины. Планировалось, что она впишется в обычный уровень завоза импорта (обычно мы привозим до 300 тыс. тонн говядины за год), это должно было не сильно повлиять на баланс рынка, а цены – притормозить. Но в этом году все пошло не по плану: началось затяжное падение курса доллара, с началом спецоперации стали разрушаться логистические цепочки. Крупные переработчики скота, видя, что смогут купить подешевевшую импортную говядину, начали понижать закупочные цены и покупать меньше у российских производителей. В ответ фермеры, у которых рублевая себестоимость только растет, стали отказываться от поставок скота. Можно же выгнать коров на пастбище и подождать пару летних месяцев, не изменится ли рынок. Так, в центральной России быстро и существенно сократился объем переработки скота, – притом, что импорт еще до конца не ввезли и не растаможили. Плюс ко всему наша и импортная говядина – разные по назначению товары. Импорт завозится для промпереработки, фаршей, а наш продукт идет в магазины, включая розницу, поэтому его мало кто завозит. Нестыковка целого ряда таких факторов на фоне резкого обрушения доллара привела к тому, что вроде бы говядины в стране много, но «в моменте» ее нет или сильно не хватает.

– Как долго это продлится?

– Это временный момент. Переработчики и ретейл заинтересованы в сохранении оборотов, поэтому в ближайшее время резко нарастят ввоз нужных отрубов из-за границы, благо импорт относительно дешев. Неизвестно при этом, согласятся ли они снизить потребительские цены. Очень уж удобный момент сохранить цену на конечный продукт и получить хороший доход. Предприятия, которые инвестируют в мясное скотоводство, предпочтут в такой неопределенности остановить инвестиции и сократить поголовье. Если будет продолжаться наращивание импорта – постараются зафиксировать убытки и выйти из рисков. Это приведет к существенной остановке и потере темпов развития внутреннего производства. Мы станем еще более зависимы от импорта говядины.

– Будут досрочные забои скота?

– Они могут быть у тех, кто закредитован, у кого нет доступа к достаточным оборотным средствам. Чтобы не потерять свою землю, технику, они вырежут скот, закроют кредиты – если увидят, что нет шансов продержаться какое-то время.

– В 2020 году потребление говядины падало до 1,94 млн т – минимума за 10 лет. Какой будет динамика в 2022-м?

– Оно останется стабильным. В последние пять лет страна в среднем потребляла 13 кг говядины на человека в год. Самый низкий уровень был 12,7 кг. В этом году будет примерно 12,5 – 12,6 кг, и то при худшем раскладе. Потребление откатывается понемногу, потому что 70% говядины, которую потребляют в России, – низший и средний ценовые сегменты. Заметного снижения потребления нет и, думаю, не будет.